Домой Новости Реабилитолог рассказал, восстанавливаются ли легкие после ковида

Реабилитолог рассказал, восстанавливаются ли легкие после ковида

26
0

Реабилитолог рассказал, восстанавливаются ли легкие после ковида

Преодолеть острый кризис болезни, выписаться из больницы после тяжело перенесенного COVID-19 — во многих случаях еще не означает полного выздоровления. Человек и рад бы вернуться в прежний ритм, к привычному образу жизни, но чувствует, что «не тянет» — его одолевает непонятная слабость, легкие работают как бы не в полную мощность, он быстро устает и выдыхается. Все это признаки постковидного синдрома. И если сегодня не обратить внимание на эти симптомы, то завтра может увеличиться число инсультов, инфарктов и других заболеваний.

Реабилитолог рассказал, восстанавливаются ли легкие после ковида

О важности реабилитационного периода мы говорим с председателем Ассоциации врачей амбулаторной реабилитации, врачом-кардиологом и специалистом по ЛФК, спортивной медицине и кинезиотерапии из Санкт-Петербурга Вячеславом Реутом.

— Вячеслав Вячеславович, не случайно вы приехали в Ростов-на-Дону: здесь проводилась I ежегодная научно-практическая конференция по амбулаторной реабилитации и спортивной медицине "Вернуть утраченное". А именно в Ростовской государственной медицинском университете с этого года открылась новая специальность: врач-реабилитолог. Сегодня, когда мы начинаем пожинать первые плоды пандемии, эта специальность, эта тема начинает выходить на первый план.

Вячеслав Реут: После первого шока от прихода в нашу жизнь коронавируса за год наработан большой опыт как лечения этой новой болезни, так и ее последствий. Проблема первой волны и постковидного синдрома была в том, что большая часть тяжелых пациентов не могла переносить даже стандартную физическую нагрузку. Поднять руки вверх для них было невозможно. И теперь специалисты неврологи, пульмонологи, терапевты, кардиологи готовы делиться опытом.

— А можно все-таки восстановить легкие или нет? Многие убеждены, что со временем они восстанавливаются сами?

Вячеслав Реут: К сожалению, нет. При поражении легких на месте здоровой ткани образуется рубцовая, она коллоидного происхождения. Представьте шрам на коже. Его можно косметически убрать. Но растянуть в том месте кожу мы не можем. Потому что там уже не кожный покров, а коллоид. То же происходит и в легких. На месте шрама ткань не растягивается — соответственно, снижается объем легких. Но мы можем включить резервные функции организма. Поэтому реабилитация — это не восстановление самой легочной ткани, а обучение дыханию и социальная интеграция в обществе. Стараемся сделать так, чтобы пациенту в новых условиях жилось комфортно. К примеру, человек вел спортивный образ жизни, ходил в спортзал. Теперь мы адаптируем нагрузку, чтобы она требовала меньше кислорода. Либо уменьшаем ее — ведь легкие в стопроцентном объеме работать не будут.

— И как компенсировать утраченное?

Вячеслав Реут: Постковидный синдром неоднозначен. Мы должны социально и психологически адаптировать человека к новой реальности. Если у него часть легких поражена — неважно, пять процентов или пятьдесят — пациент тогда напряжен, и наша задача ввести его в новую для него реальность, чтобы он жил ничуть не хуже, чем вчера. Но по-другому.

Если инфекционный агент ушел, но проблема осталась, человеку нужна помощь — реабилитация либо абилитация. Реабилитация — это мероприятия, направленные на восстановление той функции органа, которую можно восстановить. А когда нужно создать новую функцию — это абилитация. Так, если верхняя часть легких была поражена, то мы будем пробовать запустить к участию в функции дыхания диафрагму, чтобы она помогала увеличить газообмен в легких. Вначале это легкие дыхательные упражнения, позднее — выверенная тренажерная нагрузка, кинезиотерапия — лечение движением.

А второй момент — нужно реабилитировать функции, которые возможно восстановить, и создать условия, при которых возможно компенсировать эти функции.

Сначала определить, в каком направлении идет восстановление. Какая часть легких поражена, насколько это мешает их функции и как влияет на его жизнь сегодня. Если поражение минимальное, и он не чувствует недомогания или дискомфорта, то нескольких визитов к врачу достаточно. Но бывает даже небольшое поражение, но оно влияет на газообмен, на состав крови, на дыхательную функцию. Тогда специалисты с самого начала обучают дышать, включая другие резервы, например, межреберные мышцы. Ведь качество дыхания влияет на все органы и ткани. Нет общего протокола для всех пациентов, уровень и нагрузка для каждого подбирается индивидуально.

— Несколько философский вопрос: правда ли, что COVID-19 — "звонок" пересмотреть свою жизнь. Об этом, особенно в начале пандемии, говорили первые пациенты реанимационных палат.

Вячеслав Реут: Я скажу, однозначно, всегда нужно звонить в колокола и смотреть на жизнь с разных сторон. В жизни может произойти любое происшествие, но оно не должно выбивать из колеи. Вот человек сломал руку — у него уже определенное изменение психологического статуса.

Попал с инсультом — новая реальность. Уже не говорю о раке. Ковид мы все, конечно, немного раздуваем, мы просто забыли другие хронические заболевания, которые ничуть не "хуже" по значимости. В любом случае нужен специалист, который поможет адаптировать человека к его новой реальности, чтобы тот понял, что жизнь продолжается и нужно радоваться ей.

Если же он угнетен — у него не будет мотивации к самовосстановлению. А это путь к нулевой отметке. При любом заболевании ничего страшного нет. Если к нему правильно приспособиться. Нужно создавать человеку эту подушку комфорта. Он не первый и не последний, и на этом жизнь не заканчивается. Чего больше всего боится человек? Неизвестности. А на реабилитации ему расскажут алгоритм восстановления, и он получит мотив двигаться дальше.

— А разве сам человек не мотивирован? Кому же не хочется быть здоровым?

Вячеслав Реут: COVID-19, как известно, бьет по сосудам. В том числе головного мозга. Поражение головного мозга неврологического свойства. И люди не всегда осознают, что не хотят выздоравливать. Их немало. Процентов 30 наших пациентов демотивированы.

Это могут быть люди, не всегда социализированные. Например, пожилой человек живет один. Понимает, что ухаживать за ним некому. Возникает апатия, депрессия, он вообще ничего не хочет. Таких случаев много, и не только у тех, кто переболел коронавирусом. И не только у одиноких. И в большой семье человек может остаться одиноким. И чувствовать себя обузой. Их нужно мотивировать.

— Какие анализы нужно сдать, чтобы убедиться, что все в порядке, какие органы проверить?

Вячеслав Реут: Никаких специализированных анализов нет, ничего дополнительного без назначений делать не нужно. О состоянии организма скажут обычные общий анализ крови, биохимия, ферменты печени, анализ мочи, о легочной структуре — рентгенограмма. По выписке из стационара, как правило, можно определить дальнейшую схему лечения и восстановления.

— Это все, конечно, хорошо, какой пациент не хотел бы, чтобы после болезни его бережно холили и восстанавливали его здоровье. Но где они, эти врачи, к кому идти? Санатории зовут, но по курортным ценам…

Вячеслав Реут: Очень важный вопрос. Он поднимался на нашей конференции. Создание на базе поликлиник отделений реабилитации, чтобы любой переболевший коронавирусом мог получить помощь по системе ОМС. Такие отделения есть в Санкт-Петербурге практически на каждой поликлинической базе. Начиналось все на базе обычной поликлиники №43, где даже в ковикарантин не прекращался прием пациентов, и, приобретая опыт, специалисты начали разрабатывать и вести протоколы физических нагрузок, адаптируя их для первых "постковидников".

В других городах, к примеру, в Ростове-на-Дону, вопрос очень актуален, и мы готовы помочь организовать систему амбулаторной помощи обычным гражданам. Главное — начать. И делать шаги в нужном направлении. Когда Ассоциация начинала работать в 2014 году, все говорили, что это никому не нужно. А теперь создан целый кластер амбулаторной реабилитации. И когда появились результаты, к рекомендациям Ассоциации стали прислушиваться в амбулаторных практиках.

Мы надеемся, что такие отделения будут везде. В Ростове очень активно работают над этим — и в минздраве, и в профильном университете. В Питере, где много пациентов и строгие ограничительные меры, мы записали ряд видеоуроков. После осмотра пациента подбираем ему программу, а затем на официальном сайте поликлиник он находит видеоурок и занимается дома, под регулярным контролем врача.

Мы сможем одолеть тот же COVID-19. Уже есть хорошие результаты. Ведь не сравнить с периодом первой волны, когда закрыли все и вся. Сейчас люди спокойно передвигаются, сделаны вакцины, разработана программа реабилитации…

Кстати

— Есть ли утвержденный протокол реабилитации после COVID-19?

Вячеслав Реут: Существуют временные рекомендации Минздрава, но они касаются лечения заболевания. А 1 октября в Евпатории состоится презентация протокола реабилитации, разработанного на базе 43-й поликлиники Санкт-Петербурга. Представит его доктор Чернецова. Алгоритм оказания реабилитационной помощи создан на основе обобщения опыта, собранного за год работы, и тестирования его результатов. Он будет первый, потому что COVID-19 — молодое заболевание. И мы раздаем эти наработки во все медучреждения. Он, конечно, еще дорабатывается: если нам поступают замечания, мы его дорабатываем. Но это — начало.