Домой Новости Уральцы стали чаще патентовать изобретения

Уральцы стали чаще патентовать изобретения

7
0

Уральцы стали чаще патентовать изобретения

За последние 10 лет число заявок на изобретения, поданных в Уральском федеральном округе, выросло в три раза — с 373 до 1028. Однако новаторам зачастую не хватает денег даже на поддержание своих патентов. О проблемах изобретательства и переменах в этой сфере «Российской газете» рассказал председатель Свердловского облсовета Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов (ВОИР) Алексей Окунев. Алексей Васильевич, аббревиатура ВОИР известна с советских времен. Что организация представляет собой сегодня?

Алексей Окунев: Это по-прежнему единственное в стране масштабное объединение изобретателей и рационализаторов. В Свердловской области в него входят более 30 предприятий, в том числе крупнейшие промышленные компании региона. Сейчас ВОИР проходит стадию "перезагрузки": стоит задача повышения эффективности работы и статуса организации. Но главные наши функции прежние — развитие новаторства и защита законных прав авторов.

В 1990 годы на заводах практически перестали заниматься новаторством. Сейчас у бизнеса вновь появился интерес к этой теме?

Алексей Окунев: Да, когда-то многие предприятия сократили патентные службы, а некоторые вообще ликвидировали в бюджете статью расходов на рационализаторство. Но в последнее время ситуация меняется. Например, на Уралвагонзаводе большой патентный отдел, а сумма авторского вознаграждения доходит до 17 миллионов рублей. У среднего и малого бизнеса нет таких ресурсов, поэтому они чаще обращаются за помощью к нам. В этом году мы даже организуем среди предприятий конкурс по новаторству: технический аудит позволит определить уровень изобретательства.

Между прочим, предприятия предоставляют в органы госстатистики отчеты, в которых указывают все сведения об использовании интеллектуальной собственности: сколько подано заявок на изобретения, сколько внедрено рацпредложений, какая экономия получена от внедрения этих изобретений. До сих пор действует и ГОСТ на создание научно-технической продукции. Причем рыночным реалиям он не противоречит, ведь новаторство, по идее, является высокодоходным бизнесом. Основную выгоду, конечно, получает владелец предприятия, но и автору изобретения хватает — обычно ему достается 2-10 процентов полученной экономии, а это неплохие деньги.

Вы защищаете интересы предприятий или изобретателей?

Алексей Окунев: И тех, и других. Конечно, владелец компании порой не заинтересован выплачивать авторское вознаграждение и ищет возможность от этого уйти. Но по закону, если предприятие не организовало оформление заявки в течение трех месяцев, у автора появляется право подать ее самостоятельно и получить патент. Он может распоряжаться им по своему усмотрению, правда, как правило, предприятие при этом защищено правом преждепользования — если в момент подачи заявки на патент оно уже использует изобретение, промышленный образец или полезную модель.

То есть все же новатор оказывается беззащитен?

Алексей Окунев: Да, иной раз доходит даже до гонений на тех, кто настойчиво начинает требовать вознаграждение за свою идею. А если изобретателя увольняют или он уходит на пенсию, доступ к информации просто закрывают, причем ее трудно востребовать даже через суд. Или утверждают, что на оплату нет денег. Мы разъясняем изобретателям их права, а представителям компаний рассказываем, как воспользоваться законной льготой на НИОКР.

То есть заработать на создании интеллектуальной собственности не так-то просто?

Алексей Окунев: Порой человеку вообще невыгодно оформлять патент, ведь нужен потребитель новой продукции. Первый вопрос, который задаем изобретателю: "Ты уверен, что будешь внедрять свою идею?" У одного нашего автора 50 изобретений. Когда он приносил первые заявки, ездил на "Жигулях", а сейчас ходит пешком. Почему? Чтобы просто поддерживать патент в силе, нужно ежегодно платить пошлину, и средства на это есть не у каждого. Но, если автор перестает платить, любой может безнаказанно позаимствовать его идею.

Сегодня экономия копеечная, а завтра может быть миллионная. Не стоит бить людей по рукам, устанавливать жесткие экономические критерии: предприятие может об этом сильно пожалеть

Получается, все же выгоднее сотрудничать с предприятием, которое твое изобретение внедрит. А как оценить его важность, потенциальный экономический эффект?

Алексей Окунев: Это непросто. Сегодня экономия копеечная, а завтра может быть миллионная. Не стоит бить людей по рукам, устанавливать жесткие экономические критерии: предприятие может об этом сильно пожалеть. Интересно, что раньше рацпредложениями не признавались организационные идеи — те, что сейчас называют элементами бережливого производства и активно внедряют на заводах, всячески поощряют, чтобы повысить эффективность производства.

Чего не хватает, чтобы интеллектуальная собственность успешно превращалась в товар?

Алексей Окунев: Наша главная беда — негде изготовить опытный образец. Возможно, поэтому в России внедряется только четыре процента изобретений, отечественные производители предпочитают покупать готовые идеи за границей. Или наоборот: патентные поверенные оформляют международную заявку — и российское изобретение уходит за границу. Причем зачастую это даже не масштабные новации, а самые нехитрые. Вот недавно уралец придумал циркуль-транспортир без опасных иголок. Показал китайцам на ИННОПРОМе, зачем-то отдал чертежи. Через три месяца увидел в интернете некий "многофункциональный канцелярский прибор" — приоритет за Китаем…

И чем все закончилось? Будет хеппи-энд?

Алексей Окунев: Кажется, дело так и заглохло. Просто ждать хеппи-энд не стоит — лучше его моделировать. Мы работаем над созданием в Свердловской области внедренческого центра для создания опытных образцов. Чтобы у изобретателя, имеющего патент, было с чем идти к потребителю. И, конечно, нам важно, чтобы идеи наших новаторов были востребованы именно в России.