Домой Новости Военкор Романовский ответил на вопросы, связанные с убийством журналистов в ЦАР

Военкор Романовский ответил на вопросы, связанные с убийством журналистов в ЦАР

2
0

Военкор Романовский ответил на вопросы, связанные с убийством журналистов в ЦАР

Военкор Кирилл Романовский публично ответил на своей странице в социальной сети всем, кто всячески пытается связать его с гибелью Александра Расторгуева, Орхана Джемаля и Кирилла Радченко — российских журналистов, убитых в Центральноафриканской Республике 31 июля 2018 года.

На своей личной странице в Facebook Кирилл Романовский решил разобрать ситуацию «по гамбургскому счету» из-за начавшейся против него информационной травли со стороны некоторых СМИ и пользователей соцсетей после публикации неподтвержденных данных псевдорасследовательским центром Ходорковского «Досье». 

«Когда в апреле со мной первый раз связался Саша Расторгуев я был в командировке. Он просил помочь ему с поездкой в Сирию, о ЦАР не было ни слова. Вернувшись из Сирии, я почти сразу улетел в Германию, где у меня произошла неожиданная встреча с Абу. Мы разговорились, у нас зашла речь про Африку и, между делом, мы вспомнили про Мартина, с которым я не виделся с 2013-го года. Я оставил Абу свой телефон, после чего (впервые с 2013-го года!) мне написал Мартин», — вспоминает Романовский.

В июне после того, как Романовский вернулся в Москву произошла та единственная встреча с Андреем Коняхиным, Родионом Чепелем и Александром Расторгуевым, на которой те попросили военкора поделиться возможными контактами людей, знающих ситуацию в Африке. Просьб предоставить данные фиксера (специальный человек, сопровождающий журналистов в командировках и помогающий решать все возникающие вопросы) в Центральноафриканской Республике к Кириллу Романовскому не поступало. 

«Почему-то он (Коняхин. — Прим. ред.) ни разу не упомянул о том, что мою переписку с Мартином в вотсапе я показал ему прямо на той самой встрече, рассказав о Мартине все, что знаю. Коняхин почему-то забыл, что с Сашей по телефону я разговаривал ровно один раз. Остальные разговоры, предшествовавшие нашей встрече, Расторгуев вел в вотсапе в присутствии и с участием Коняхина. Почему-то Коняхин молчит, что в конкретные планы по ЦАР меня никто не посвящал. Меня спросили про человека, понимающего в Африке — я дал контакт Мартина», — объяснил Романовский.

Военкор задается вопросом, почему Андрей Коняхин, будучи продюсером «Центра управления расследованиями» принципиально не стал проверять какие-либо данные, предоставленные в ходе беседы? 

«Коняхин регулярно ссылается на нашу общую с Расторгуевым знакомую, якобы настоявшую на том, чтобы Александр обратился ко мне. Сначала Расторгуев интересуется у Коняхина тем, «what is RIA FAN», получает ответ, отказывается от работы со мной, а потом резко меняет мнение и уже готов общаться», — отмечает Романовский в своем посте на странице в Facebook. — Складывается впечатление и, думаю, можно найти доказательства, что обращение Коняхина ко мне было специально спланированной и глубоко продуманной акцией».

В пользу этой версии Кирилл Романовский приводит несколько весомых аргументов. Например, то, что у Андрея Коняхина и «его владельца Михаила Ходорковского» было много контактов по Африке. Зачем тогда им было обращаться к военкору ФАН, зная его отношение к «яростным либералам», коим является Коняхин? Или то, что в расследовании «Досье» были опубликованы биллинги, которые проблематично, если не невозможно, достать простым гражданам. Наводит на определенные размышления, по мнению Романовского и тот факт, что биллинги погибших журналистов опубликованы не были. Вспомнил Романовский и личные требования Коняхина к убитым журналистам о необходимости лезть на рожон и организовывать провокации, а также использовать ненастоящие удостоверения и таблички ООН.

На основании этих и еще нескольких аргументов, Романовский приходит к выводу, что Ходорковский просто манипулирует информацией, скрывая значимые факты и умалчивая о некоторых вещах. 

Отдельное внимание военкор обратил на цель поездки, которую организовали Коняхин и Ходорковский, — поиск ЧВК Вагнер.

«Так некоторые журналисты называют сообщество русских, по тем или иным причинам присутствующих в разных точках мира. Я был в Донбассе, в Сирии, в Африке — и везде есть русские. Как определить: из ЧВК человек или нет, уважаемые коллеги-журналисты? Или вы записываете в ЧВК любого человека славянской внешности, работающего за пределами РФ?», — обращается Романовский к Коняхину и Ходорковскому.

«Если брать непосредственно ЦАР, где Ходорковский хотел найти ЧВК Вагнер, в мае 2018-го года я сопровождал там гуманитарную колонну. Она везла госпитали, медикаменты, продукты питания. Оружия или чего-то подобного там не было. В той поездке мы встречали представителей MINUSKA, местных бандитов, но мы не видели никакой ЧВК «Вагнера». Ехали мы в сопровождении русских инструкторов. Я не могу определить критерий «вагнеризма», подходят ли они под него, по мнению уважаемых коллег-журналистов? Могу подтвердить, что русские инструкторы действительно готовили местных новобранцев, которые нас охраняли. И это были именно инструкторы», — подчеркнул Кирилл Романовский.

По его мнению, Ходорковский просто заманил журналистов, составил план и удачно для себя реализовал его. 

«Не сделай он этого, то перестал бы быть интересен англичанам и американцам. Поэтому-то Коняхин и требовал от журналистов провокаций», — сделал вывод Романовский.

Напомним, военкор Кирилл Романовский был в составе единственной группы журналистов, которая не побоялась отправиться в ЦАР в августе прошлого года, чтобы самостоятельно провести расследование гибели Александра Расторгуева, Орхана Джемаля и Кирилла Радченко. Кроме Романовского в Центральноафриканской Республике работали корреспондент «Фонтанки» Юлия Никитина и независимые журналисты Денис Тарасов и Владимир Малянов. Итоги расследования были опубликованы в издании «Фонтанка». В рамках поездки в ЦАР Никитина и ее коллеги побывали в частности в Бамбари. В этот город, по некоторым данным, планировали попасть погибшие минувшим летом журналисты – очевидно, чтобы отыскать таинственную ЧВК. Но, как отметила корреспондент «Фонтанки», местные власти заверили ее, что белых людей в частном порядке в Бамбари не было никогда. Сомнений в их откровенности у журналистки не возникло.