Домой Новости Последний герой Афгана: кто на самом деле первым захватил первый «Стингер»

Последний герой Афгана: кто на самом деле первым захватил первый «Стингер»

10
0

Последний герой Афгана: кто на самом деле первым захватил первый «Стингер»

Зимой 1986-1987 годов сразу несколько групп советских войнов-интернационалистов захватили американские ПЗРК «Стингер», за что командование обещало Звезду Героя. Но и по сей день остаётся не ясным, кто же из бойцов выполнил поставленную задачу первым.

Сегодня, 15 февраля, президент России Владимир Путин подписал указ о присвоении звания Героя России полковнику запаса спецназа ГРУ Владимиру Ковтуну. Наградили офицера, как отмечается в указе, за героизм, мужество и отвагу, проявленные при выполнении специальных заданий в условиях, сопряженных с риском для жизни.

Но прославился Ковтун после проведения одной вполне конкретной операции – захвата первого ПЗРК Stinger. Многие СМИ решили, что именно за это президент и наградил спецназовца, ведь ещё при СССР командование 40-й армии объявило, что первые боец, который захватит «Стингер», получит Золотую Звезду. Вот только обещание это тогда выполнено не было.

Последний герой Афгана: кто на самом деле первым захватил первый «Стингер»

На самом же деле присваивать звание Героя СССР за «Стингер» не стали потому, что претендентов было как минимум четверо офицеров, не считая подчинённых им солдат и сержантов. И, чтобы никого не обидеть, каждому вручили по ордену Красной Звезды. Чтобы восстановить справедливость. Сегодня мы расскажем не только о полковнике Ковтуне, но и о других солдатах и офицерах, причастных к захвату «Стингера».

Вся территория Афганистана – это горы, скалы и засушливые холмы. Перебрасывать войска по земле в таких условиях было крайне затруднительно, поэтому авиация командованием ценилась на вес золота. Для простого солдата вертолётчики также были лучшими друзьями – именно они всегда приходили первыми на помощь в случае засады или тяжёлого боя.

На первых порах советские штурмовики Су-25, ударные вертолёты Ми-24 и транспортники Ми-8 чувствовали себя в Афганистане относительно вольготно. Душманы периодически устраивали засады на авиацию, используя установки ЗСУ и пулемёты ДШК, но организовывать их было крайне сложно – оперативно перебрасывать тяжёлое вооружение по горам было проблематично и моджахедам.

Последний герой Афгана: кто на самом деле первым захватил первый «Стингер»

Ситуация изменилась, когда в сентябре 1986-го года США начали поставлять через Пакистан в Афганистан свои новейшие переносные зенитные ракетные комплексы «Стингер». Их мог свободно использовать один человек, а на приведение оружия в боевую готовность требовалось всего несколько секунд. ПЗРК душманы использовали и ранее, но это были утерянные советские «Стрелы» и устаревшие американские модели, им противодействовать пилоты могли. «Стингеры» же обладал значительно лучшими характеристиками, чем и были опасны.

Кроме того, эти ПЗРК стояли исключительно на вооружении американской армии, и их обнаружение в Афганистане доказывало, что США спонсируют местных боевиков. В сложившихся условиях захват «Стингера» стал приоритетной задачей для всех советских спецподразделений работавших в регионе.

Первые два «Стингера» удалось захватить 25 декабря 1986 года. В районе Джелалабада действовала банда «инженера» Гафара, которая получила «Стингеры» одной из первых. На самом деле Гафар инженером не был, просто боевики специально приписывали себе уважаемые профессии.

Осенью того же года в расположение 66-й отдельной мотострелковой бригады, стоявшей в Джелалабаде, прибыл старший лейтенант Игорь Рюмцев. Его распределили в 48-й отдельный десантно-штурмовой батальон приданный для усиления. В первом же бою офицер уяснил, что лучший друг война — интернационалиста в Афганистане – авиация.

Последний герой Афгана: кто на самом деле первым захватил первый «Стингер»

Его группа подошла к одному из горных кишлаков, где, как сообщала разведка, должен был быть оружейный склад моджахедов с минимумом охраны. На деле в селении в тот день было сразу две банды, общей численностью 250 человек. Разведчиков было всего 16 и они начали отступление, но боевики заметили группу и начали преследование. Десантников начали обходить по флангам, и им ничего не оставалось, как организовать оборону.

Группа укрылась на одной из труднодоступных высот, и начался затяжной оборонительный бой. Сражение длилось уже полтора часа, когда из-за гор появилось несколько Ми-24 и Ми-8. Хватило всего несколько НУРСов, чтобы обе банды обратились в бегство. С тех пор Рюмцев считал вертолётчиков своими ангелами-хранителями и со всей серьёзностью подошёл к поиску «Стингеров».

К ноябрю местные жители осознали, что за любую информацию о местонахождении новых американских ПЗРК советские офицеры могли в ответ спонсировать едой или иными приятными «бонусами». Полтора месяца группа Рюмцева почти ежедневно совершала выходы для проверки поступающей информации, но всё было напрасно. А несколько раз разведчики даже попадали в засады, но успешно отбивались.

17 декабря на выход ушла большая часть десантно-штурмового батальона, в том числе и разведрота – местные жители сообщили, что в горах видели крупные силы моджахеов, обустраивающих позиции. Когда бойцы были на подходе к обозначенной цели, с одной из высот по ним открыли огонь из крупнокалиберного пулемёта ДШК. Рельеф местности позволял надёжно укрыться, но не давал возможности продвигаться дальше, тем более штурмовать высоту.

Последний герой Афгана: кто на самом деле первым захватил первый «Стингер»

Тогда командир разведроты приказал взять с собой несколько бойцов и обойти врага по горам с тыла, пока остальные будут отвлекать пулемётный расчёт. Когда пятеро разведчиков поднялись по склону, то оказалось, что за глиняными укреплениями укрылось десять моджахедов. Силы были не равны, но все боевики отвлеклись на обстрел батальона. Тогда Рюмцев забросил под расчёт ДШК гранату. Моджахеды не успели сообразить что произошло и пятерых из них сразу не стало. Остальные же, не вступая в бой, бросились бежать.

Спустя несколько минут на укреплённую высоту стал подниматься остальной батальон. Казалось бы, победа одержана, но «Стингеров» на вершине не было. Неожиданно с окрестных гор открыли огонь снайперы, от чего сразу погибло несколько десантников. После этого десятки моджахедов пошли в контратаку. Вероятно, они не знали, что им противостояло три сотни десантников, поэтому и шли в самоубийственное наступление.

Бой сложился тяжёлым для обеих сторон, но моджахеды всё же были отброшены. Когда начался осмотр места боя выяснилось, что укреппункт с ДШК на холме был сторожевой заставой, которая прикрывала несколько пещер, оборудованных под оружейные склады и жильё. Там-то и обнаружилось два неизвестных ПЗРК со стёртыми надписями. Как позже вспоминал Рюмцев, сперва никто не подумал, что это те самые «Стингеры» — выглядели они обычно, надписей на них не было.

Только 25 числа в Джелалабаде военные специалисты определили, что среди груды захваченного оружия есть два «Стингера». Пока командование решало, как их перевозить в Кабул и что делать дальше, «Стингеры» старшего лейтенанта Ковтуна, захваченные 5 января дошли до командования 40-й армии раньше. Тем не менее, даже в такой ситуации со «Стингерами» Ковтуна не всё так однозначно.

Последний герой Афгана: кто на самом деле первым захватил первый «Стингер»

Утром 5 января 1987-го года группа из 14 бойцов спецназа ГРУ под командованием майора Василия Чебоксарова вылетела на поиск душманских караванов в Мельтанайском ущелье, провинция Кандагар. Разведчики выдвинулись на вертолётах Ми-8 и Ми-24.

Вместе с ними вылетела аналогичная группа спецназа майора Евгения Сергеева, в состав которой входил лейтенант Владимир Ковтун. Они также шли на двух бортах. А в их задачу входило обнаружение удобных мест для организации засад.

Две пары вертолётов шли на отдалении, но держали друг друга в зоне видимости. Неожиданно один из пилотов крикнул, что сбит и падает. Остальные борта начали снижение для высадки десанта. Как оказалось, шедший впереди Ми-8 действительно едва не получил в лоб из ПЗРК, но ракета прошла мимо кабины. Вероятно, вертолёт спасло то. Что шёл он остаточно низко, всего 10-15 метров над землёй и «Стингер» просто не успел навестись.

Тем не менее, атака из ПЗРК не была самой большой проблемой. Как только разведчики выпрыгнули из вертолётов, стало ясно, что они находятся в плотную к противнику – до моджахедов было 50-100 метров. Ещё одной проблемой было то, что обе группы высадились далеко друг от друга.

Завязался беспорядочный близкий бой, периодически переходивший в рукопашную. Как позже вспоминал майор Чебоксаров, лучше всего ему запомнился момент, когда рядовой Сафаров ударом приклада пулемёта буквально снёс противника одним ударом, когда тот бросился на него с ножом.

Последний герой Афгана: кто на самом деле первым захватил первый «Стингер»

Министерство обороны Российской Федерации

Как бы то ни было, моджахеды, зажатые между двумя группами спецназовцев, были разгромлены. Лейтенант Ковтун из группы Сергеева первым обнаружил три мотоцикла, к одному из которых был привязан ПТРК, ещё два комплекса валялись рядом уже отстрелянные – это были те самые «Стингеры». Кроме того, на одном из мотоциклов был чемоданчик, в котором обнаружилась вся документация на комплексы, что было не менее ценно, чем сам целый «Стингер».

Таким образом, после боя в Мельтанайском ущелье претендентов на звание Героя СССР было сразу трое – майор Чебоксаров, который командовал всем вылетом, майор Сергеев, руководившей группой, обнаружившей ПЗРК, и лейтенант Ковтун, непосредственно нашедший «Стингер».

На сегодняшний день честно заслуженную награду получили двое – Сергеев и Ковтун. Чебоксаров и Рюмцев за свои успехи удостоены орденов Красной Звезды.